Обзор Европейского искусства первой половины 19 века

Скульптура

Европейская скульптура в начале XIX в. пережила краткий период расцвета. Но уже в 20-х гг. он сменился упадком и застоем. Господствующим и наиболее плодотворным стилем оставался неоклассицизм. Интерес к искусству Древней Греции и Древнего Рима был повсеместным, обладание прославленными античными шедеврами стало важным вопросом международной политики того времени. Так, в 1797 г. Наполеон Бонапарт по условиям мирного договора с побеждённой Австрией вывез из Италии (после войны 1701 — 1714 гг. значительная часть Италии была завоёвана Австрией) немало памятников древности, и они оставались в Париже до 1815 г. В 1816 г. английский посол в Греции лорд Томас Брюс Элджин перевёз большую часть скульптурного убранства Парфенона — знаменитого древнегреческого храма в Афинах — в Лондон. В то же время молодые художники устремились из европейских столиц в страны Средиземноморья в поисках впечатлений и открытий. Рим сделался средоточием художественной жизни Европы; привлекала путешественников и Греция, в 1829—1830 гг. освободившаяся из-под власти Османской империи (султанской Турции).

Романтизм привнёс в скульптуру интерес к личности; о его влиянии свидетельствуют многочисленные памятники великим людям прошлого, воздвигнутые в различных европейских городах в 20—30-е гг. XIX в.

В целом же скульптура с её обобщённым художественным языком не могла вместить всего многообразия впечатлений от жизни, которая менялась сально на глазах. Главным искусством XIX столетия стала живопись, а скульптуре предстояло ещё долго идти по пути мелочного и унылого натурализма, до тех пор пока в 80-е гг. французский мастер Огюст Роден не вернул её высокое предназначение.

Но в то же время Арей очень красив, и к нему склоняется с любовью сама Афродита, богиня любви, возникшая из морской пены. От их союза родился крылатый мальчишка Эрот — маленький божок с луком и стрелами1. Весь костюм Афродиты состоял из узорчатого пояса, в котором заключалось все обаяние любви: «и страсть, и желанья, и свиданья, и просьбы, и льстивые речи, не раз затемнявшие разум». Ее свита состояла из граций (харит): Аглаи, Талии и Эфросины. Афродиту особенно чествовали в Пафосе на Кипре (отчего она и называется порою Кипридой), куда она удалялась после тех историй, которые ей устраивал ее супруг, хромоногий Гефест, накрывавший ее свидания с Ареем и путавший их сетями. В этом законном союзе хромоногого кузнеца-художника с идеальной красой греки, несомненно, хотели выразить необходимость сочетания красоты с искусством и ремеслом.

Архивные материалы не оставляют сомнения в большом влиянии Александра III на творчество Н.В.Султанова (осознававшего себя художественным деятелем именно его царствования), что впервые дает своеобразный ключ к пониманию содержания жизни и деятельности известного мастера архитектуры. По личному заказу императора зодчим было выполнено много архитектурных проектов и произведений декоративно-прикладного искусства, а новаторские предложения зодчего принимались заказчиком.

Антонио Канова (1757-1822)

«Эрот» и «Тесей»

«Геракл и Лихас»

«Паолина Боргезе-Бонапарт»

Бертель Торвальдсен (1768 или 1770—1844)

«Ясон»

«Венера с яблоком»

«Меркурий»

«Джордж Гордон Байрон»

Готфрид фон Шадов (1764-1850)

«Гробница графа Александра фон дер Марка»

«Фельдмаршал Г. Л. Блюхер»

«Луиза и Фредерика»

 

Огромный опыт по изучению наследия и его реставрации послужил источником создания Н.В.Султановым «теории русского стиля». Главным содержанием своего творчества он считал развитие в новых исторических условиях традиций самобытного русского зодчества XVI - XVII столетий (буквально полагая, что архитектура «историзма» продолжает «прерванную» традицию). Важно отметить прикладной характер «теории» Н.В.Султанова, изложенной в серии статей, тематика которых охватывала вопросы происхождения и эволюции сложной структуры и системы декора православного храма и гражданского зодчества XVI - XVII столетий. Он проектировал и строил как ученый, доказывая закономерность применения разнообразных форм, конструкций, декора, отделки фасадов и интерьера и утвари. Своими исследованиями Н.В.Султанов проложил дорогу зодчим, объясняя практику «русского стиля» языком теории, основанной на знании исторических источников.

2.5. Заказчики «русского стиля» и его распространение в провинции. Государственная поддержка «русского стиля» повлияла на его распространение этого стиля в архитектуре российской провинции. По словам императора «не должно ограничивать свои заботы одним Петербургом, что гораздо более следует заботиться о всей России: распространение искусства есть дело государственной важности» (А.В.Прахов). В период 1880-х годов формируется новое поколение мастеров «русского стиля», которые обращаются к XVII, а не к XVI веку (пятиглавие и обилие декора).

 В распространении «русского стиля» важнейшая роль принадлежала столичному заказу, школе Института гражданских инженеров и Н.В.Султанову как одному из ее наиболее талантливых представителей. Он осуществлял заказы круга лиц, близких императору: С.Д.Шереметева (усадьбы Михайловское, Останкино, Кусково, Чиркино, Введенское, Плесково, Альт-Пебальг, Карданах, в Москве), И.И.Воронцова-Дашкова (Новотомниково), Юсуповых (палаты XVI – XVII вв. в Москве и произведения «малых форм» в Архангельском), Ф.Э.Келлера (Сенницы), Д.А.Хомякова (Богучарово), Н.Н.Фигнера (Лобынское) и других.

Благодаря государственному протекционизму в эпоху Александра III было построено около пяти тысяч храмов. Н.В.Султанову принадлежала заметная роль в осуществлении этой программы. Его творчество развивалось, в значительной мере, благодаря заказу духовенства главного монастыря России – Троице-Сергиевой лавры (церковь Черниговской Божией Матери Гефсиманского скита, 1885–1893). Богатство и качество отделки интерьера (считавшегося современниками самым выдающимся из провинциальных храмов) определялось вкладами меценатов (княгиня Е.П.Черкасская и другие). Этот храм близок по своей архитектуре храму св. Марии Магдалины в Гефсимании Палестинской (заказ императорской семьи, арх. Д.И.Гримм, 1885 г.), а проект Н.В.Султанова был повторен в храме Местаковской пустыни (недалеко от города Кашина Тверской губернии).

 

Лекции по истории культуры и искусства