Ядерная энергетика Курсовой проект по дисциплине "Детали машин" Лекции по физике Начертательная геометрия Черчение Контрольная по математике Дизайн квартир Русская культура Мировая культура

История культуры и искусства

В середине II тыс. до н.э., в эпоху Нового царства, более подробные тексты появляются в гробницах средних людей. Эти творения египетской религиозной мысли и называют «Книгой мертвых».

В ней загробный мир египтян находится не в географическом пространстве. Это пространство мифа. В нем одновременно, в одном и том же месте, происходят смерть и рождение человека, закат и восход солнца, гибель и новое рождение Вселенной. В этом же реально-ирреальном пространстве свершалось и посвящение в мистерии, которое воспринималось как второе рождение человека. Познавая законы ночного пути Солнца, египтянин проникал в тайну рождения и созидания всего, что он видел вокруг, поскольку единство мира было главным принципом мироустройства в мифологической системе мышления «Книги мертвых».

«Книга мертвых» разделяется на 12 частей – «часов ночи», 12 ступеней посвящения. Их можно понять только в единстве текста и символических изображений. Мифологическое мышление в «Книге мертвых» синтетично и многопланово одновременно.

Основной идеей египетской «Книги мертвых» является идея спасения душ. Души бессмертны только тогда, когда они очистятся и из тьмы пробьются в зону света. Свет – это свет знания – знания особенностей всех ступеней пути, по которому движется солнце в пространстве темной ночи. Оно движется в темноте и освещает дорогу душам, которые увлекаются за ним, за светом божественного знания. Солнце преодолевает пространство ночи, чтобы вывести души в чистое, лучезарное утро. Ночь очищает, дает острее почувствовать прелесть свежести утра. Идея бессмертия в Египте – это путешествие из тьмы к свету. «Смертью смерть поправ» – эта египетская идея затем вошла как одна из центральных в христианство.

В эпоху Нового царства некоторые мифологические сюжеты становятся сюжетами сказочных произведений, предназначенных для развлечения. Таковым, в частности, является миф об Осирисе и Исиде, а именно рассказ о конфликте между братом Осириса Сетхом и сыном Осириса Хором, оспаривавшими трон Осириса на земле, после того как Осирис умер и стал царем загробного мира. Миф об Осирисе и Исиде – центральный миф египетской религии, а Осирис начиная с эпохи Среднего царства – одно из самых любимых и почитаемых египетских божеств.

«Сказка о двух братьях» имеет типично народную окраску: оба брата – крестьяне, земледельцы, причем младший брат, тяжко трудясь на поле и дома, добывает пропитание для старшего и его жены. В сказке идет речь о неверной жене старшего брата, безуспешно пытавшейся соблазнить младшего брата. Затем она клевещет на него своему мужу, заявив, что младший брат пытался ее обесчестить. Оскорбленный и униженный младший брат с помощью богов спасается от старшего. Он удаляется в Ливан в «долину кедров», где с ним происходят всевозможные волшебные приключения. В конце концов старший брат, обеспокоенный участью младшего, помогает ему вернуться в Египет. Вероломная жена предана смерти, и младший брат становится фараоном Египта.

«Сказка о Правде и Кривде» также повествует о двух братьях и о конфликте между ними. Знаменательно, что в этой сказке братья названы абстрактными именами: Правда и Кривда – и как бы являются антропоморфными воплощениями справедливости и несправедливости. В результате столкновения между братьями младший брат Кривда приказывает схватить старшего – Правду, ослепить его и сделать привратником своего дома. Затем он даже пытается, но безуспешно, бросить свою несчастную жертву на растерзание львам. Между тем молодой и красивый слепой понравился некоей женщине, и от их мимолетной любви родился сын. Сын узнает от матери, кто его отец, направляется к нему и выясняет, кто виновник его слепоты. В конце сказки сын с помощью богов мстит Кривде за ослепление отца.

Совсем иного содержания «Сказка об обреченном царевиче», конец которой не сохранился, хотя замысел вполне ясен. При рождении герой сказки – царевич обречен богами на гибель от крокодила, змеи или собаки. Отец-фараон растит сына в специальном помещении под особой охраной. Но вот мальчик вырос и, поднявшись на крышу, увидел человека с собакой. Он тоже захотел обзавестись собакой, и просьба его была исполнена. Затем он на колеснице в сопровождении собаки покидает родину и направляется в страну Нахарина (часть Северной Сирии и Северной Месопотамии). У правителя этой страны была дочь, которая жила в башне высотой около тридцати шести метров. На ее руку было много претендентов из сыновей местной знати, и правитель обещал отдать ее в жены тому, кто сумеет допрыгнуть до ее окна. Никто, однако, не может этого сделать. Но вот появляется египетский царевич, и, хотя он утомлен длинным путем, ему удается добиться того, чего не сумели другие. Став мужем дочери правителя Нахарины, он рассказывает своей молодой жене, что обречен на гибель от крокодила, змеи или собаки. Бдительность жены спасает его от змеи, и жена же убеждает его убить собаку, но он отказывается. Затем царевич встречается с крокодилом и вступает с ним в разговор. На этом сказка обрывается, но, как мы уже сказали, замысел ее очевиден: в центре ее проблема рока и предопределения, занимавшая авторов многих египетских текстов.

Во всех перечисленных сказках элементы сверхъестественного и чудесного в значительной мере восходят к религиозным и мифологическим представлениям, но всякий раз они преобразованы в чисто сказочном духе.

Литература демотическая (VIII в. до н.э. – III в. н.э.). Среди демотических текстов мы встречаем новый, ранее неизвестный в Египте сказочный жанр, близкий по своей специфике басне, ибо в нем все действующие лица – только животные. Правда, это не самостоятельные басни, они вкраплены в большой текст мифологического содержания, повествующий о приключениях в Эфиопии «ока солнца» - богини, дочери Ра, принявшей образ кошки. Ра посылает за своей дочерью бога Тота. Последний превращается то в павиана, то в шакала, и, пытаясь снискать доверие богини-кошки, рассказывает ей басни из мира животных. Среди них басни о кошке и коршуне, о льве и мыши и др. Басня о льве и мыши поразительно похожа на соответствующую басню Эзопа; мышь спасает жизнь могучему льву, попавшему в сети, расставленные человеком, потому что лев до этого подарил мыши, которая была в его власти, жизнь. Каждая басня, как это и положено, оканчивается моралью, разъясняющей ее суть.

Получили развитие в демотической литературе и традиционные поучения. Содержащееся в папирусе Британского музея поучение некоего Анхшешонка ничем не отличается от древних. То же относится и к поучениям Луврского папируса. Несколько более оригинально поучение в Лейденском папирусе Инсингер.

Демотическая художественная литература вообще была в основном обращена в прошлое. Это вполне понятно и не случайно. Под властью персов, греков и римлян египтяне стремились воскресить в памяти те времена, когда их страна была независимой и могучей, когда ею правили египетские фараоны, а не чужеземные пришельцы.

Происхождение египетского театра теснейшим образом связано с религией, с культом. Представления, действующими лицами которых были боги (роли их исполняли жрецы), разыгрывались уже в эпоху Древнего царства. Прямое указание на это есть в замечательном богословском тексте, известном в науке под названием «Памятник мемфисской теологии» и сохранившемся от начала VII в. до н.э. Текст этот представляет собой копию с оригинала времен Древнего царства и излагает космогонию, согласно которой мир был сотворен силой божественного слова (древнейшее в мире учение о логосе, развитие которого мы находим позже у Филона Александрийского, а затем – в Евангелии от Иоанна, 1, 1-4). В тексте содержатся диалоги между богами, которые можно считать отрывками своего рода мистерийных сценариев.

Уже в эпоху Среднего царства, со времени XII династии, в Абидосском храме публично исполнялись мистерии Осириса, в которых героями были боги, а исполнителями – жрецы. Для фанатиков мистерия, несомненно, представляла священное зрелище. Но для скептиков она была чем-то комическим, смешным.

В ряде текстов этого времени сохранились и свидетельства о популярности таких представлений. Любопытно, что Геродот (II, 48-49) сравнивает греческие мистерии Диониса с египетскими религиозными празднествами, находит в них много общего и приходит к заключению, что греки переняли у египтян их праздники и обычаи.

Литература Древнего Египта достигла очень высокого уровня, была богата жанрами, носила вполне самобытный характер. Во многих произведениях египетской литературы ярко и глубоко выражены гуманистические тенденции: интерес к человеку, к его поведению, к его психологии, тонкую наблюдательность, любовь к природе и художественное ее восприятие, стремление к справедливости и доброте, высокое уважение к мужеству, любовь к жизни и умение ценить ее радости.

Египетская литература была одной из первых литератур в мире, достигшей высокого эстетического уровня и давшей немало художественных шедевров. Египет в целом и его литература оказали явное влияние на Библию, на арабскую и античную литературу (древнегреческую особенно).


На главную